19 июля 2019

Мы прощаемся с Львом Кантором

ФГУП НИИР с глубоким прискорбием сообщает, что 17 июля на 92-м году жизни скончался один из крупнейших российских инженеров в области спутниковой связи, телевизионного и звукового вещания, доктор технических наук, профессор Лев Яковлевич Кантор.

Лев Яковлевич родился 6 марта 1928 года в городе Минске.

В 1950 году он с отличием окончил МЭИС и получил направление на работу в Дирекции радиотрансляционной сети Московской области (ДРТС МО), где занимался проблемами совершенствования сетей проводного вещания.

В 1959 году при непосредственном содействии министра связи РСФСР А.В. Черенкова и директора НИИР А.Д. Фортушенко был принят на должность научного сотрудника НИИ Радио в отдел проводного вещания.

Лев Яковлевич считал разработанную им в лаборатории проводной радиофикации систему многопрограммного проводного вещания «самой оригинальной идеей, несомненно ему принадлежащей», а опыт работы в этой области, в условиях недостатка измерительных приборов, отсутствия доступа к зарубежным технологиям, приучил его к поиску нестандартного решения проблемы.

В начале 1960-х годов Л.Я. Кантор участвовал в разработке проектов первых отечественных систем спутниковой связи. В 1965 году он был назначен руководителем отдела спутниковой связи и вещания и возглавлял это направление более 30 лет. Многие разработки отдела отмечены Государственными и Ленинскими премиями, а также правительственными наградами. В 1968 и 1981 годах за создание спутниковой системы «Орбита» и специальной техники связи ему присуждалась Государственная премия СССР.

В 2010–2012 годах Лев Яковлевич работал главным научным сотрудником лаборатории 036-64 НТЦ Анализа ЭМС. По его инициативе и под его руководством лабораторией предложено более 10 вкладов в исследовательские комиссии и рабочие группы МСЭ. Это позволило защитить интересы России по использованию полос частот для систем спутниковой связи и непосредственного телевизионного вещания. Документы послужили основой для принятия новых Рекомендаций МСЭ-R и ряда резолюций Всемирной конференции по радиосвязи.

Лев Яковлевич Кантор награжден орденами Трудового Красного Знамени, имеет звания «Почетный радист», «Мастер связи», «Академик Международной академии связи». Автор монографий«Помехоустойчивость приема ЧМ-сигналов» и «Спутниковая связь и проблема геостационарной орбиты» (в соавторстве), более 200 научных статей и изобретений. Главный редактор и соавтор «Справочника по спутниковой связи и вещанию», редактор и соавтор книги «ЭМС систем спутниковой связи».

Светлая, добрая память о Льве Яковлевиче Канторе – выдающемся ученом, интереснейшем, глубоко интеллигентном человеке, надежном товарище, патриоте своей страны – навсегда сохранится в наших сердцах. Коллектив ФГУП НИИР глубоко скорбит о невосполнимой утрате.

 

Памяти Льва Кантора

В прошлом году мы отмечали 90-летие Льва Яковлевича. По этому поводу юбиляр дал интервью журналу «Электросвязь» (№3 ЭС’2018).

Какой бы самой непрестижной работой ни занимался Лев Яковлевич Кантор, он всегда отдавал ей душу, знания, талант. Он – инженер не только по специальности в «красном» дипломе, но и по призванию.

«ЭС»: Лев Яковлевич, спутниковая связь в России начиналась, как известно, с запуска искусственного спутника связи «Молния-1». Тогда вы и разработали систему распределения программ ТВ-вещания по территории России. Что помогло в создании прорывной технологии?

– Формулировка вопроса не вполне точна. В проекте «Молния-1» я участвовал в качестве одного из рядовых сотрудников НИИ Радио. Система распределения ТВ-программ через спутник «Молния» разрабатывалась в рамках другого проекта – «Орбита», в котором головным предприятием был НИИР, руководителем работ –Н.В.Талызин, заместитель директора института (через какое-то время он стал заместителем министра связи). Так что лично я могу претендовать только на то, чтобы называться идеологом этого проекта (как теперь говорят в телесериалах): являясь заместителем главного конструктора, определял выбор основных параметров системы и оборудования, руководил проектированием приемных трактов земных станций.

К строительству спутниковой сети нас побудила острая необходимость, так как почти вся страна не получала центральных программ из Москвы. Решить проблему за счет строительства наземных РРЛ к каждому местному телецентру (а они уже были по всей стране) в реальные сроки не представлялось возможным.

Создать сеть из 20 непростых станций в самых удаленных частях СССР удалось благодаря прекрасному коллективу НИИ Радио, состоявшему из специалистов высшей квалификации, а также строгому и эффективному постановлению правительства страны, которое привлекло к работе лучшие машиностроительные и радиотехнические заводы.

«ЭС»: В 1968 году вы получили Государственную премию СССР за приемную ТВ-систему «Орбита», в 1981 году – за участие в работах специального характера, основанных на применении спутниковой связи и земных станций, в том числе мобильных. Какими еще достижениями, пусть не отмеченными высокими наградами, вы особенно гордитесь?

Фото: Визит в СССР Артура Кларка, открывшего геостационарную орбиту

– Самая оригинальная идея, несомненно мне принадлежащая, относится к системам проводного вещания. Вообще говоря, именно опыт работы в этой области, за годы войны сильно запущенной, работы в условиях недостатка измерительных приборов, отсутствия доступа к зарубежным технологиям, приучил меня к поиску нестандартного решения проблемы.«ЭС»: В 1968 году вы получили Государственную премию СССР за приемную ТВ-систему «Орбита», в 1981 году – за участие в работах специального характера, основанных на применении спутниковой связи и земных станций, в том числе мобильных. Какими еще достижениями, пусть не отмеченными высокими наградами, вы особенно гордитесь?

Когда пришел на работу в НИИР, в лабораторию проводной радиофикации, мне было поручено готовить развернутое письмо в Министерство связи о невозможности выполнить важнейшее задание – преобразование однопрограммной сети в многопрограммную. В то время проводные сети звукового вещания были широко распространены и являлись главным, нередко единственным источником информации. Одна программа передавалась по столбовым или кабельным сетям в звуковом диапазоне с высокой мощностью, достаточной для использования абонентских говорителей без каких-либо усилителей, так что сеть могла работать в районах без электроснабжения. Дополнительные программы предполагалось передавать с помощью частотного уплотнения на нескольких несущих с амплитудной модуляцией.

Однако эксперимент показал, что дополнительные программы подвергаются воздействию неприемлемо большой помехи от первой программы и улучшение частотной фильтрации эффекта не дает. Попытка получить выигрыш за счет частотной модуляции также не удалась из-за плохих частотных характеристик разветвленных линий передач, искажавших сигналы дополнительных программ.

Выход из тупика нашелся, когда удалось установить причину помехи: нелинейные свойства стальных и биметаллических проводов вызывали перекрестную модуляцию. Идея заключалась в применении метода амплитудной модуляции (АМ) с регулируемой несущей: подавление несущей в паузе передачи соответственно снижает уровень помехи. (Любопытно, что такой метод передачи был известен, предлагался для экономии электроэнергии на радиопередатчиках – и лишь усугублял при этом воздействие внеполосных помех.) Так что авторское свидетельство я получил без особого труда и даже выиграл первую премию (кажется, сто рублей) на конкурсе работ в НИИР.

Соответствующие передатчики и абонентские приемники были разработаны без больших проблем, систему внедрили по всей стране, и она работает до сих пор, в том числе в Москве – в условиях подавляющего преобладания услуг телевидения, УКВ-вещания, интернета.

«ЭС»: Среди предложенных вами основополагающих идей в области спутниковых систем наверняка были и такие, что опередили свое время?

– С некоторой долей уверенности могу утверждать, что инициировал тенденцию к созданию систем непосредственного спутникового телевещания, основанных на максимально допустимой создаваемой спутником плотности потока мощности (ППМ) и максимально дешевой приемной установке. Реализация идеи в нашей стране прошла этапы уникальных систем «Орбита», «Москва», «Экран» и, наконец, «НТВ-Плюс», которая создавалась уже на базе западной технологии.

Первой в мире, несомненно, была и перевозимая репортажная спутниковая станция «Орбита-ПП» («Марс») – она использовалась для ТВ-передач из Индии, Кубы и других стран. Сегодня спутниковые репортажные станции, которые умещаются в чемодане, работают во всем мире даже для передач в пределах одного города.

Разумеется, подобные идеи обусловлены совершенствованием технологии и получили бы развитие и без наших пионерских работ.

Первая репортажная станция «Орбита-ПП» («Марс») в Дели

«ЭС»: Стезя ученого – чем она привлекательна и насколько она тяжела?

– Прежде всего мне не нравится термин «ученый», я по диплому МЭИС «инженер по радиосвязи» – это правильное определение.

Разработка новых систем и устройств всегда интересна. Являясь сотрудником чисто эксплуатационной организации – Дирекции радиотрансляционной сети Московской области (ДРТС МО), я находил возможность создавать измерительные приборы и даже методы измерений.

Что касается моей «стези», то она была непростой. Окончив институт с отличием, я получил самое непрестижное распределение в областную радиотрансляционную сеть. Трижды сдавал на все пятерки экзамены в аспирантуру МЭИС и Академии наук и не был принят. На работу в НИИР попал через девять лет благодаря поддержке министра связи РСФСР А.В. Черенкова и директора НИИР А.Д. Фортушенко. Много лет готовил документы для Международного союза электросвязи (МСЭ), которые представляли другие люди.

«ЭС»: Какой период деятельности был самым интересным, самым трудным и самым плодотворным?

– Интересно – всегда.

Самой трудной была работа в ДРТС МО. Приходилось ездить на радиоузлы по всей области, аппаратура не регулировалась со времен войны, делать что-то получалось только ночью, потому что в шесть утра вещание должно начинаться, а резервных трактов не было… К тому же в эти годы я готовил, а потом защищал кандидатскую диссертацию. Ее тема – разработка демодуляторов ЧМ-сигналов с повышенной помехоустойчивостью (с обратной связью по частоте, ОСЧ) для улучшения качества вещания на сельских радиоузлах. Кстати, именно необходимость в таких устройствах стала впоследствии причиной моего перевода в лабораторию, занимавшуюся спутниковыми проектами. Демодуляторы с ОСЧ стали важным элементом приемных трактов станций «Орбита»: они способствовали уменьшению размеров антенны.

Самый плодотворный этап – создание и дальнейшее развитие сети «Орбита», создание сети «НТВ-Плюс» и ЦКС «Сколково».

«ЭС»: В каких дебатах, в том числе за частоты, вы участвовали в рамках работы в исследовательских комиссиях и на Всемирных конференциях радиосвязи МСЭ? С какой самой острой проблемой столкнулся, по вашему мнению, МСЭ сегодня?

– Моя «очная» деятельность в МСЭ началась с ВКР-88, где был согласован и принят План распределения частот и позиций на ГСО, гарантирующий каждой стране некоторый орбитально-частотный ресурс (ОЧР), когда бы она ни приступила к созданию собственной сети спутниковой связи. В НИИ Радио долго готовились к этому, разработали принципы и варианты Плана. В итоге делегации СССР удалось закрепить за страной пять удобных позиций с большой зоной покрытия. Впрочем, некоторые решения последующих конференций заметно снизили реальную эффективность Плана.

В дальнейшем, до 2013 года, я участвовал во всех конференциях и собраниях ИК-4 и РГ 4А, отвечающих за спутниковую связь, занимаясь в том числе эффективным использованием ГСО. Мы одними из первых обратили внимание на перегрузку ГСО и даже написали (совместно с В.В. Тимофеевым) книгу «Проблема ГСО».

Значимым результатом также считаю разработанный мной метод оценки ОЧР, занятого спутниковой системой связи. Этот вклад был принят в качестве рекомендации МСЭ-Р.

«ЭС»: Какие современные открытия в области спутниковых технологий вы бы отметили?

– Открытий не произошло, а технологии развиваются стремительно.

Важный шаг – создание систем с остронаправленными лучами в полосах частот выше 20ГГц (Ка-диапазон). Такие системы делают конкурентоспособными спутниковые сети интернета для индивидуальных абонентов, а также способствуют разрешению проблемы перегрузки ГСО.

Прогресс ракетной технологии снижает стоимость запуска спутников.

Технология земных станций, относящихся к фиксированной службе, но работающих в движении, ведет к возникновению новых применений спутниковой связи.

«ЭС»: Как вы оцениваете потенциал проекта «Экспресс-РВ», который реализует ФГУП «Космическая связь»?

– Создание системы спутниковой связи и вешания на высокой эллиптической орбите считаю совершенно необходимым условием и самым правильным решением для развития Севера России. Удивительно, что ни один из многочисленных проектов такой системы до сих пор не реализован. Понятно, что без помощи государства достичь ее окупаемости из-за низкой плотности населения непросто. ГП КС – главный и мощный спутниковый оператор России.

«ЭС»: Большая часть вашей трудовой деятельности пришлась на годы государственного регулирования отрасли спутниковой связи. В условиях рынка ваши компетенции тоже оказались востребованы. Как вернуть спутниковые телекоммуникации России из зоны риска на рельсы устойчивого роста?

– Действительно, мне довелось работать в «Информкосмосе», координировавшем создание спутников связи и первых в России спутников вещания. Был главным конструктором «Бонум-1» в АО «Бонум», создававшем (под эгидой ЗАО «Медиа-Мост») современную систему «НТВ-Плюс».

Полагаю, что сегодня нет никакой угрозы для успешной эксплуатации действующих систем спутниковой связи и, особенно, вещания. Разумеется, при выборе направлений развития следует учитывать серьезную конкуренцию со стороны наземных средств фиксированной и подвижной связи. Однако есть области применения, в которых спутниковые средства в обозримой перспективе незаменимы.

Что касается сравнения работы в условиях регулирования и рынка, то при эффективной поддержке государства, если власть на высоком уровне действительно заинтересована в проекте, работа идет как по маслу. Для крупных проектов, таких как «Орбита», это лучше всего. В рыночных реалиях процесс может идти более оперативно, облегчается доступ к оборудованию, есть возможность выбора поставщиков – если обеспечено финансирование и нет ограничительных санкций.

© 2015-2019 ФГУП «Ордена Трудового Красного Знамени Российский научно-исследовательский институт радио имени М.И. Кривошеева» (ФГУП НИИР)
Social media & sharing icons powered by UltimatelySocial