07 мая 2015

Поздравление В.В. Бутенко с Днем радио

Уважаемые коллеги!
7 мая 1895 года А.С. Попов продемонстрировал созданную им первую в мире искровую беспроводную приемо-передающую радиосистему – это одна из самых знаменательных дат в истории страны.
День радио объединяет всех, кто активно способствует развитию науки и технологий и наследует Великие традиции отечественных изобретателей. Эта дата – наша общая гордость, ведь радио – это мощное техническое средство – получило свое начало в России.
Желаю Вам прорывных проектов, успехов во всех начинаниях, новых свершений, крепкого здоровья!

 

В.В. Бутенко
Генеральный директор ФГУП  НИИР,
Президент Национальной радиоассоциации

5-6-01-99-205-01_1169x1169

***

СВЯЗИСТЫ В ГОДЫ ВОЙНЫ: ОТ МАРШАЛА ДО РЯДОВОГО

В годы Великой Отечественной войны связистам выпала суровая миссия обеспечивать связь на фронте и в тылу, без чего управление страной, да и само ее существование были бы невозможны. Военные связисты сражались на фронте: 304 из них стали Героями Советского Союза, 133 – полными кавалерами ордена Славы. Связисты поддерживали связь в тылу, где все было подчинено интересам фронта.

Организация связи в стране и в действующей армии. Обратимся к воспоминаниям маршала Войск связи Ивана Терентьевича Пересыпкина как человека, который познал войну изнутри, в многомерном ее представлении: как руководитель Главного управления связи Красной Армии и глава всей отрасли связи, как военачальник (22 июля 1941 г. он был назначен заместителем наркома обороны) и, наконец, как человек, у которого сердце сжималось от боли, когда ему показывали такие телеграммы: «Мы покидаем телеграф. В городе немцы!..».

И.Т. Пересыпкин стал наркомом связи в 1939 году. А рано утром 22 июня 1941 года он ехал в Вильнюс, и его сопровождали, тоже в отдельном вагоне, сотрудники НКВД, имевшие задание арестовать руководящих работников связного ведомства Литвы. В дороге Пересыпкин получил телеграмму в свой адрес и за своей подписью. В Орше его встречали местные связисты, от них он и узнал, что началась война, и понял скрытый смысл телеграммы.

Возвращаясь в Москву на машине, оснащенной радиосвязью, нарком слушал оголтелую антисоветскую пропаганду. Тогда же он принял план действий, один из пунктов которого предполагал повсеместное изъятие радиоприемников у населения страны, чтобы пресечь деморализующее воздействие гитлеровской пропаганды. И уже 25 июня 1941 года вышло Постановление Совета Народных Комиссаров СССР за № 1750 «О сдаче населением радиоприемных и радиопередающих устройств».

Решая повседневные задачи перестройки хозяйства страны на военный лад, занимаясь в том числе сооружением резервных узлов связи, И.Т. Пересыпкин постоянно думал о необходимости запасного пункта управления Ставки Верховного главнокомандования. Для этой цели более всего подходили Куйбышев, Саратов, Казань, Новосибирск. С этим вопросом он решил обратиться непосредственно к Сталину. Решение вождя для опытного связиста стало неожиданностью: Арзамас. В городе, который находился вдали от магистральных линий связи, была лишь ручная станция на 20 номеров! Зато выбор вполне в духе вождя: в Арзамасе останавливался Иван Грозный, когда шел на Казань.

Приказы не обсуждают. Узел связи построили за шесть дней. Была смонтирована АТС на 300 номеров с ручными коммутаторами. От запасного узла связи до пункта управления ставки был проложен подземный кабель для связи с фронтами. Но Сталин в Арзамас, как известно, не поехал.

Связь для ставки верховного главнокомандующего. В течение всей войны Ставка была обеспечена высококачественной связью с фронтами. Ее поддерживала доставленная из США по лендлизу 12-канальная аппаратура. Подбором необходимого оборудования связи, отправкой ее в СССР пароходами через северные морские порты и Иран занимался один из ведущих сотрудников ЦНИИС М.У. Поляк. Установка, отладка и эксплуатация этого оборудования осуществлялась ротой связи, которой командовал Г.Б. Давыдов, также работавший в ЦНИИС. В тылу, на линии Москва–Казань, была установлена отечественная, разработанная в ЦНИИС, 12-канальная система связи, обеспечивавшая надежную связь с находящимися на Урале заводами, снабжавшими фронт танками, самолетами, орудиями, боеприпасами. А испытания этой системы передачи на линии Москва–Ленинград проходили 22 июня 1941 года.

Вспомним лишь немногие яркие моменты героического труда связистов на фронте и в тылу в годы войны.

Москва. На станции метро Маяковская 6 ноября, в честь 25-й годовщины Октябрьской революции, состоялось торжественное собрание. Не менее общеизвестный факт – парад войск на Красной площади 7 ноября. Эти выдающиеся события транслировались по Московской городской  радиотрансляционной сети и через все радиостанции Советского Союза. При подготовке технических средств радиофикаторы столкнулись с существенными трудностями. Как вспоминал главный инженер МГРС Иван Александрович Шамшин, в пустом зале станции метро аппаратура «загенерировала», пришлось формировать обстановку, близкую к реальной (зал заполнили солдатами), подбирать углы наклона громкоговорителей, создавать условия для усиления звука, производить различные технические манипуляции. Сознание огромной ответственности за порученную работу, упорный труд и профессионализм помогли решить сложнейшую задачу. В 1941—1942 гг. Московская городская радиотрансляционная сеть обеспечила максимальную эксплуатационную устойчивость сети вещания и оповещение населения столицы во время воздушных налетов противника.

900 дней и ночей, разделяя все тяготы и лишения жителей блокадного Ленинграда, трудились связисты. Они укрывали от врага важнейшие объекты связи, обеспечивали работу радиовещательных станций, организовывали прямую телеграфную связь с Москвой через Вологду, используя подводный кабель, проложенный по дну Ладожского озера. И здесь, пожалуй, уместно вспомнить героический труд работников почты. Под обстрелом, обессиленные, голодные, они шли на другой конец города, чтобы доставить корреспонденцию. А когда в отделение связи приходили фронтовые треугольники с надписью «Любому работнику почты», разыскивали родственников фронтовиков. Круглые сутки бесперебойно работала Ленинградская радиотрансляционная сеть. Свыше полумиллиона репродукторов ни на минуту не прекращали работать в квартирах ленинградцев, в цехах заводов, на улицах осажденного города, готовые в любой момент дать сигнал тревоги. В голосах Юрия Левитана, Ольги Берггольц люди, «крещенные блокадой», черпали силы и надежду: «Живы! Выдержим! Победим!».

Самым страшным для столицы Украины оказался день 18 сентября: наши войска оставляли Киев. Радиостанции, коммутаторы, кабели, аппаратура уплотнения – все, что не удалось эвакуировать, было взорвано. Вместе с частями Киевского укрепрайона и войсками Западного фронта отходили работники электро-, почтовой, телеграфной связи, которые в период обороны города поддерживали в исправном состоянии выделенные воинским частям каналы.

Каштаны, бронзовый Дюк в центре Приморского бульвара – красавица Одесса. С 5 августа по 16 октября 1941 года длилась героическая оборона города «в цветущих акациях у Черного моря». После потери всех дальних связей связь по проводам с Большой землей осуществлялась там только по радио. Шел обмен радиограммами с Москвой, Киевом, другими городами. Радио широко использовалось для вещания. Передачи каждый раз начинались словами: «Слушай, любимая Родина! Одесса была, есть и будет советской!».

250 дней и ночей длилась героическая оборона Севастополя. Первыми удар приняли связисты. С поста, расположенного на самой западной точке Крыма – мысе Тарханкут, связист Антоненко передал донесение в штаб Черноморского флота, и по приказу командующего зенитчики открыли огонь по вражеским самолетам. Первого сбитого над Севастополем немецкого летчика взяли в плен связисты. Высоко ценили значение радиолокационной техники моряки. Дело в том, что незадолго до начала Великой Отечественной войны РЛС «Редут-К», специально сконструированная для кораблей, была установлена на одном из крейсеров Черноморского флота. Уже при первых налетах фашистской авиации на Севастополь зенитные батареи были заранее готовы к отражению воздушного налета – благодаря радиолокаторам, с помощью которых на командный пункт ПВО поступали точные данные о воздушной обстановке.

Приведем только один эпизод тех героических дней: 2 декабря 1941 года вышел из строя подводный кабель, соединявший штаб Севастопольского оборонительного района с частями, защищавшими город на северном направлении. На восстановление кабеля были брошены связисты-моряки и монтеры городской АТС. Среди них был 17-летний спайщик Алексей Буйлов. Связисты работали на барже под разрывами бомб и пулеметным огнем мессершмидтов. К концу третьих суток кабель был восстановлен и опущен в воду. Командующий Черноморским флотом Ф.С. Октябрьский отмечал: «Героическая оборона Севастополя имела подлинных героев-связистов, которые меня как командующего Севастопольским оборонительным районом в течение 8 месяцев полностью обеспечили надежной связью. Я не терял боевого управления соединениями и частями даже в самые тяжелые бои». Механик Одесского телеграфа М. Гольденберг, отступивший в Крым с частями Отдельной Приморской армии, незадолго до своей гибели написал: «Заканчиваю письмо. Начался бой. Фронт под окнами. Стреляем из помещения, где расположена мастерская по восстановлению аппаратуры связи, где я работаю. Севастополь не отдадим!».

Сталинград. Город на Волге, от которого оставались одни развалины, самоотверженно защищали связисты. Образцом беззаветного служения Родине стал Матвей Путилов. В октябре 1942 года в районе завода «Баррикады» разрывом мины был поврежден полевой кабель, в результате чего нарушилась связь штаба дивизии с одним из полков. Сержант батальона связи 308-й стрелковой дивизии М. Путилов под огнем противника продвигался вдоль проложенного по земле кабеля. Его ранило в плечо, но он полз. Потом раздробило руку – он полз. Когда нашел повреждение, зубами соединил концы поврежденного кабеля. Он навеки остался 19-летним.

Перечисляя рядовых и командиров частей Войск связи и других родов войск, хочется выделить в этом строю будущих ниировцев: первого заместителя начальника НИИР по науке, лауреата Государственной премии за развитие РРЛ и спутниковой связи Сергея Владимировича Бородича. В годы войны он прошел фронтовыми дорогами путь от командира радиовзвода до помощника начальника по радиосвязи стрелковой дивизии, награжден двумя орденами Отечественной войны: II степени – в 1943 г. и I степени – в 1944 г. Ефрейтор В.И. Шануренко был помощником комиссара бригады брестских партизан «Советская Беларусь», дошел до Берлина, «за успешное овладение районом и главным зданием рейхстага» награжден грамотой Верховного главнокомандующего. В мирное время В.И. Шануренко получил Государственную премию за системы проводного вещания. Среди тех, кто вступил в смертный бой, были летчик А.Г. Кольцов, моряк-подводник Ю.В. Беляковский, начальник связи 64-й стрелковой дивизии, прошедший с боями от Москвы до Берлина, майор В.И. Трунов и много-много других. Их имена – навечно в Книге Памяти ФГУП НИИР.

Мы помним всех: работников линейной службы на фронте и в тылу, ученых, создававших уникальное оружие, – всех, кто поддерживал связь, эту «нервную систему» страны, так необходимую для Победы.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal

© 2015 ФГУП Научно-исследовательский институт радио