Марк Кривошеев: “Вся деятельность НИИР направлена на информатизацию российского общества”

DSC_0086Интервью с одним из создателей современного телевидения об истории НИИ радио, информационном обществе и будущем технологий

– Марк Иосифович, какова, на Ваш взгляд, роль научно-технических организаций, в частности НИИ Радио, в будущем России? Роль беспроводных технологий в мире растет, и можно предположить, что НИИР будет очень востребован.

– Мы должны учитывать, что НИИР и вся его деятельность направлены на информатизацию российского общества — это эпиграф нашего интервью. Лет 20 тому назад я попытался дать определение информационного общества: если кратко — особенность информационного общества в том, что в любом месте, на любом языке и в любое время можно передавать и получать информацию, в покое и в движении. Раз есть слово «движение», значит подвижность получателя информации должна гарантироваться. А подвижность возможна в современном понимании природы только с помощью радио, поэтому название нашего института уже само по себе прогрессивно. Без радио построить информационное общество просто невозможно. НИИ Радио сегодня является проводником и признанным на государственном уровне лидером по информатизации нашего общества c помощью радио. Далее: что такое радио? Радио в нашем случае — это передача информации в определенном спектре частот. Частоты — параметр международный, поскольку они могут распространяются не только в границах страны, но и за ее пределами. У России есть важная особенность: нет другой страны, которая бы граничила с таким количеством стран, и со всеми этими странами необходимо согласовывать частоты! Наш институт сегодня занимает уникальную позицию: у нас 70 специалистов постоянно сотрудничают с Международным союзом электросвязи (МСЭ) и пользуются большим авторитетом. НИИР имеет мощный потенциал в области исследования радио, и это направление необходимо всемерно развивать. У НИИР имеется контракт, касающийся международно-правовой защиты интересов Российской Федерации в области электросвязи и радиосвязи.

Есть ли перспективы у НИИ Радио по оказанию услуг населению: например, по разработке оборудования, приложений для мобильных телефонов?

– Что касается обслуживания населения, то в этой сфере идет постоянное и очень непростое соревнование, в итоге оно заканчивается интегральными схемами и одним единственным чипом, заменяющим все на свете. Электроникой как таковой заниматься очень сложно, поэтому некоторые разработки НИИ Радио, хотя они были оригинальными и достойными, так и не дошли до рынка. Их можно увидеть на выставках, но спросом у населения пользуются другие бренды. Поскольку речь идет о гарантированной востребованности — это наземные и спутниковые радиосистемы, радиоустройства и тому подобное.

– Марк Иосифович, перечислите, пожалуйста, главные вехи в истории НИИР.

– Для меня вехи — это в первую очередь результаты работы института в области ТВ-вещания, имеющие исключительно важное значение. В 1950-е годы в НИИРе была создана первая лаборатория цветного телевидения. В этой лаборатории впервые в нашей стране были сделаны камеры цветного телевидения. Цветная камера отличалась от черно-белой тем, что имела 3 трубки для передачи красного, зеленого и синего цветов. И такая первая камера была сделана в НИИР, в лаборатории на 3 этаже старого здания. Это веха! Считаю нужным отметить, что в те годы и до конца прошлого века все основное телевизионное оборудование было отечественное. За рубежом закупали лишь ряд новейших передвижных станций и аппаратных. Я еще в 1945 году участвовал в первой послевоенной передаче, а в 1946 году мне повезло попасть на Московский телецентр. Летом 1947 года меня назначили начальником аппаратно-студийного комплекса на Шаболовке. Тогда был стандарт 343 строки, и параллельно шла реконструкция телецентра на 625 строк. 16 июня 1949 года весь технический комплекс московского телецентра перешел на стандарт 625 строк. Это был наш стандарт, разработанный полностью нашими специалистами в 1944 году. В новом комплексе не было ни одной импортной компоненты. Особую гордость вызывали отечественные иконоскопы, студийные и кинокамеры, синхрогенераторы и другие сложные устройства. И это всего через 4 года после страшнейшей войны!

В 1961 году НИИР активно участвовал в разработке так называемого стокгольмского плана вещания, основы которого существуют до сих пор, и благодаря которому вообще стало возможным широкое развитие наземного ТВ-вещания: города получили частотные каналы. Этот план учитывал интересы стран Варшавского Договора. Берлин был разделен на 4 части: СССР вещал на своей частоте, американцы на своей, французы — на своей, англичане — на своей.

Потом выбирали системы цветного телевидения — в мире тогда было 3 системы: американская, немецкая и французская, а у нас в НИИРе была разработана первая отечественная система НИИР ЦТ: первое изображение в СССР по этой системе цветного телевидения было получено в НИИ Радио. Веха!

В 1960–1980-е годы наши разработки, освоенные промышленностью, обеспечивали страну специализированной телевизионной контрольно-измерительной аппаратурой: 600 тысяч единиц. В 1962 году мы создали телевизионный комплекс для спутниковой системы «Молния», впервые обеспечившей передачу ТВ-программ Москва-Владивосток и обратно; в 1980 году к Олимпиаде в Москве изготовили систему объективного дистанционного контроля. За олимпийский передающий ТВ-комплекс в 1981 году была присуждена госпремия СССР. Мы научились передавать в составе телевизионного сигнала дополнительную информацию, крайне необходимую на местах, например решения правительства, которые должны быть утром во всех газетах — за это и многие другие применения в 2000 году была присуждена госпремия России. В последние годы разрабатывали стандарты цифрового ТВ-вещания для России.

В 2004–2006 годах в Женеве впервые прошла Региональная конференция по распределению частот наземного ТВ-вещания в 119 странах. Я был председателем первой сессии конференции и горжусь тем, что делегации РФ и стран-членов РСС добились закрепления за своими странами 500 мегагерц в самом дефицитном диапазоне. Это тоже веха.

Когда было принято решение о переходе на цифровое телевидение, НИИР в лице Игоря Валентиновича Кокошкина, Андрея Анатольевича Плотникова и Семена Исааковича Лопато, разработал комплексный проект внедрения цифрового телевизионного вещания, и на 60-летие института Министр связи и массовых коммуникаций РФ Игорь Олегович Щеголев пригласил их на сцену и наградил за то, что они начали этот комплексный проект. К 2015 году проект практически реализован. Развитие цифрового телевидения осуществляется именно по этому проекту.

Мир признает роль России в становлении и развитии цифрового ТВ-вещания. Россия провозгласила его новую эру, предложила новую технологическую платформу. Особо хотел бы отметить, что в этом активно участвовали специалисты НИИР.

Сколь весомой Вам представляется роль телевизионного вещания в будущей информационной среде?

– Я счастлив, что занимаюсь телевидением более 80-ти лет —  со школьного радиокружка. Помню, как мы в 1934 году получили первое телевизионное изображение размером со спичечный коробок. Так вот, 80% всей информации, получаемой человеком — визуальная, поэтому телевидение всегда будет востребовано! Технические средства телевидения будут основываться на развивающихся технологиях.

– Марк Иосифович, по мнению многих экспертов информационные технологии несут большое благо, помогая решать извечные проблемы человечества, но некоторые также полагают, что развитие инфокоммуникационных технологий несет в себе большое количество угроз…

Я в 1980-е годы, будучи председателем 11 (ТВ-вещание) исследовательской комиссии МККР, искал пути согласования противоречивых интересов. Например, Россия — ее интересы от Владивостока до Калининграда. У Бельгии или Монако — совсем другие горизонты… А документ должен быть международный, приемлемый для всех! Также и в случае с информационным обществом: интересы всех стран и регионов должны быть удовлетворены. Задача информационного общества — обеспечить каждому человеку доступ к той информации, которая его интересует. Я тогда ввел такое понятие, как гармонизация принимаемых решений. Вот послушайте: гармонизация — это слово лишено негативных нот. Оно пришло к нам из музыки и предусматривает хорошее звучание множества разнообразных инструментов. Если есть гармония, то интересы всех участников практически учтены. Действительно, возможности телевидения пригодны и для видеонаблюдения, и для передачи оперы «Иван Сусанин». Главное найти пути, как гармонизировать эти возможности с учетом интересов общества.

– Сколько же потребуется времени, чтобы привести технологии к гармоничной среде, и какой, на Ваш взгляд, будет структура коммуникаций будущего?

– Я могу привести такой пример: когда-то тарелка радиодинамика дома была великим событием. Потом, с развитием радио и появлением множества каналов, это уже не казалось чудом. То же самое с телевидением: помню, как я смастерил самодельный телевизор и ко мне по вечерам весь дом приходил его смотреть — это была сенсация, а спустя 20 лет телевизор был уже почти в каждой семье. Так вот, скоро телевидение, даже ультравысокой четкости, объемное, голографическое, сможет передаваться и по одному волокну, и на мобильные терминалы. И споры представителей разных форматов передачи сигналов ТВ-программ и связанные с этим частотные дискуссии заметно изменятся. К доминирующей структуре все активнее будет стремиться широкополосная система с высокими скоростями — магистральная, региональные и местные волоконно-оптические линии, а для обслуживания людей будут радиосистемы, обеспечивающие прием в покое и в движении. Приемный терминал должен представлять собой устройство, способное вместить все, что требуется.

Я еще в 1995 году ввел такое понятие, как вещательный, а затем и всемирный информационный роуминг, чтобы получение информации в соответствии с принятыми стандартами было доступно в любой точке земного шара. Роуминг — это возможность получения связи при переезде от одного оператора к другому. Буквально — путешествие. Не думаю, что какое-то государство сможет остаться в стороне.

– Марк Иосифович, спасибо Вам большое за уделенное нам время!